22:46 

№3.

twinsfest
All pairings are only your fantasy. THIS. IS. TRUE.
Застенчивость/БДСМ, "- Значит, вы вдвоем? - Нет, мы вместе".

URL
Комментарии
2012-01-21 в 21:36 

лучше поздно, чем никогда, верно? :lol:

Билл – контрол-фрик. Том тоже, но во время тура Билл не доверяет даже ему. Он носится проверять все лично, он сам созванивается со всеми мало-мальски значимыми людьми, он посещает все деловые встречи, даже если его присутствие обозначено как необязательное. Он выматывается за время тура до дна и физически, и – особенно – морально. Том знает, как помочь ему восстановиться.

Он не выпускает его из квартиры первые трое суток вообще – никакого интернета, никакого телевизора, никакого телефона. Собаки, еда, сон и Том.

На четвертые Билл уже может просто промолчать в ответ на оттоптанную ногу в маркете.

Следующую неделю Том все так же не подпускает его к интернету, но отдает телефон, заблокировав браузеры, и разрешает посмотреть новости по телеку. Собаки, еда, сон и Том – остаются приоритетными компонентами личной Билловой восстанавливающей терапии. П

осле краткого десятидневного курса Том может без опаски разрешать Биллу взаимодействовать с людьми, да и просто не бегать за ним бэби-ситтером, опасаясь, что мелкий грохнется в обморок на ровном месте. Но это физиология.

“Перезагрузиться” и забыть о перманентном цейтноте тура Том помогает Биллу по-другому, и это, пожалуй, единственный способ. Лучшего они, по крайней мере, не придумали.

***

Они решили это спонтанно, как это обычно бывало, едва ли не без слов.

- А теперь членораздельно, Билл. Во всех нюансах.
- Всё настолько сложно, что я хочу алкоголя, - Билл подкуривает и смотрит на часы.
- Мы решили, что не пьем утром, - напоминает Том. – Хотя бы утром.
- Час дня, Том, какое на хрен утро?
- Мы встали полчаса назад – значит, утро, - безапелляционно рубит Том. – Я слушаю.

Билл кусает губу, собираясь с мыслями.

- Я заебался все контролировать, - устало выдыхает он наконец, гипнотизируя столбик пепла. – Я до сих пор, просыпаясь с утра, судорожно вспоминаю, что нужно сделать сегодня. За чем проследить, кому позвонить, что выяснить, куда съездить. Я с ума схожу, потому что мне постоянно кажется, что я, блядь, ни хрена не успеваю, упускаю что-то, забываю о чем-то – и это значит пиздец – паника, драма и… ну ты понимаешь.

Том разливает кофе по двум огромным кружкам, не глядя на брата, шипя сквозь зубы, проливая пару капель, но Билл чувствует, что его слушают предельно внимательно. Как всегда.

- Ты же понимаешь, что тур закончен, мы на отдыхе, и тебе не о чем париться сейчас? – уточняет старший.

Билл фыркает.
- Как у психоаналитика. Вы хотите поговорить об этом? – преувеличенно-участливым тоном передразнивает он.

Том шутку не поддерживает, но Билл не обижается. Они всегда беспокоились друг о друге больше, чем о себе самих.

- Я серьезно, Билл. - Том ставит перед ним чашку, смотрит внимательно, без тени улыбки, и Билл сдается.
- Я понимаю, Том, но, не поверишь, ничего не могу с этим сделать. Я не могу отпустить сам себя. Разрешить себе забить на все это, понимаешь? Да, я расслаблен сейчас, я не ебнусь в обморок в любой момент, я жру как скотина наконец-то, и… это, может, ты вернешь мне ноут, а? нет? Ну ладно, я чисто так спросил… так вот…

- А ну заткнись, - останавливает его Том и невидящим взглядом упирается в стену.
Билл послушно замирает на полуфразе и с любопытством смотрит на близнеца, пытаясь понять, чем его осенило.

- Я. - говорит Том, и струйка дыма, которую медленно выпускает Билл, на мгновение прерывается: до него доходит ход мыслей Тома – моментально и в полном объеме, как из общего астрала считал.
- Ты, - зачарованно повторяет он.
- Совсем, Билл, - уточняет Том. – На сто процентов, понимаешь?
-То есть…

Билл пытается представить себе масштабы, и Том любезно подсказывает:
- То есть, беспрекословно, Билл. То есть, как мебель – не думать, не анализировать. То есть, просто слушать и выполнять.

Тому казалось, что он слышит шорох, с которым изгибаются кольца дыма, пока Билл молча смотрел ему в глаза. А потом кивнул.

***

Билл выбирал его сам. Часы в шопе среди полок, сотни вариантов, посланные на хрен консультанты. Конечно, у него был большой опыт в выборе подобного, но этот – особенный. Он словно притянул его, потом, в одном из магазинов, с ходу, как это бывает с действительно твоими вещами. Том только одобрительно хмыкает – во вкусе брату не откажешь.

Простой широкий черный ошейник с серебряной застежкой и креплением для поводка наверняка должен смотреться на Билле идеально.

***

Том не спит уже четвертую ночь. Он может с ходу назвать несколько видов девайсов для порки или различить типы бондажа. Он просматривает часы обучающего видео – нельзя причинить Биллу вред. У него ноет рука, от кончиков пальцев до самого плеча – он педантичен в вопросах тренировок, даже - или особенно? - если это касается применения ремня или флоггера.

Том может написать пару статей по психологии о том, как помочь сабмиссиву отпустить себя, и он рад, что главную проблему – с доверием – им решать не придется. Тут все в абсолюте.

***

- Ну щас прям, - хмыкает Билл. – Уже, блядь.

Тому идея с “Господином” тоже не кажется особенно удачной, но не может отказать себе в удовольствии подразнить Билла.
- Ну окей… - Том прокручивает страницу ниже, хмыкает и дрожащим от предвкушения голосом предлагает: - А как тебе “Хозяин”?

Три. Два. Один.
- Да пошел ты на хуй! – возмущенно шипит Билл. Крылья носа раздуваются, брови напряженно сведены, и Том, сквозь смех, ловит себя на настойчивом желании когда-нибудь услышать это самое “Хозяин” от Билла.

Том смеется, и Билл недовольно фыркает, понимая, что его развели.

- Короче, - резюмирует Том, захлопывая крышку лэптопа, - обойдемся без всей этой херни, думаю.
- Боже, - Билл с облегчением смотрит в потолок, радуясь, что близнеца подотпустило глумливое настроение.

Том удивленно приподнимает брови.
- Я как-то не думал про такой вариант, но можно и так, если хочешь, - великодушно разрешает он.

Билл падает лицом в стол, думая, что, возможно, все это было не слишком разумной идеей.

***

Том знает, что Билл - немного эксгибиционист. Вряд ли бы он решился на секс прилюдно, но откровенных намеков он делает достаточно.

Он встает на колени у его ног в Марселе, прижимая к губам микрофон.
Он раздвигает ноги шире, сидя на диване, когда Том стоит над ним, а оператор Tokio Hotel-TV снимает отдых группы после награждения.
Он трется возле Тома на сцене, гладит его плечо, откидывается перед ним назад, держась за перила лестницы, прикрыв глаза и облизывая пересыхающие губы.
Он прижимается к Тому перед камерой и командой журнала, и Том маскирует шок смехом, чувствуя легкое разочарование в ответной улыбке Билла.
Он кладет руку Тому на плечо, на колено, на шею, он улыбается, гладит, толкает, бьет и смотрит в глаза, облизываясь, он демонстративно садится у его ног в гримерке и на фотосете, и он закусывает пирс в языке, глядя Тому на губы, он провоцирует, завлекает, играет, дразнит – не только Тома.

Младший – абсолютный эстет, и нарцисс к тому же. Он прекрасно осознает, насколько красиво они смотрятся рядом, и Том совсем не уверен, что от секса при свидетелях его удерживает что-либо, кроме их известности.

***

Том знает, что Билл немного мазохист.

Том до сих пор целует маленький шрам у него на запястье, который Билл сам организовал себе лет в тринадцать – острым перочинным ножиком, медленно и прикрыв глаза. Начал широким надрезом - потому что было любопытно, закончил тонкую пятисантиметровую кровавую полосу - потому что приятно.
Он стонет особенно громко, когда Том тянет его за волосы.
Он бьет пирсинг и татуировки, и Том не уверен, что только для того, чтобы заиметь еще один прокол или рисунок.
Том помнит, как он совал пальцы в расплавленный свечной воск у самого фитиля, и шипел сквозь зубы, что приятно до чертиков.
Он носит ошейники, не снимая, и неосознанно-демонстративно наматывает на запястья длинные кожаные браслеты, сдвигая выше металлические.
Он стоит, сцепив руки за спиной, – перед Томом, и тот удивляется, как раньше этого не замечал и не понимал.

***

Иногда Том думает, что вполне способен пропустить даже момент Апокалипсиса. Потому что если уж он упускает из виду такие очевидные вещи, то и конец света тоже, в общем-то, не будет особенно заметным событием.

Его мозг, как по цепочке, вытягивает из своих глубин воспоминания – одно за другим.

“Я пою лучше Билла, но ему тоже нужна работа.”

“Из нас двоих у меня длиннее.”

“Я не представляю, как Билл носит эти шмотки, это же просто смешно.”

“-Как вы принимаете решения в группе? У вас демократия?
Том: Никоим образом. Я – президент.”


“Ты такой глупый, Билл. Хорошо, что есть старший умный брат.”

“Том: "Том – самый лучший", "Том – самый лучший", "Том – самый лучший".
Билл: Это не столь важно...
Том: Нет, это очень важно! "Том – самый лучший" - единственная фраза, которую вы должны знать.”


Том думает, что если он и доминант, то самый лох во всей галактике. Потому что так долго не понимать собственных мотивов не может ни один адекватный человек.

***

Том решает, что самоанализ – удивительная вещь, потому что столько нового он не узнавал о себе уже давно. Он теперь знает, что немного садист. Драки с Биллом не в счет.

В знак приветствия он всаживает свой кулак близнецу в плечо, и сам пугается этого, виновато улыбаясь и поглаживая.
Билл просит размять ему затекшие плечи, и Том замирает у него за спиной, медленно сжимая пальцы крепче на доверчиво подставленной шее.
Они напились в номере отеля, и Том с шутливой подначки Билла устраивает ему ужин при свечах. А потом льет воск ему на запястья, с жадным любопытством наблюдая за его лицом.

***

URL
2012-01-21 в 21:43 

"По сути дела, Билл и я… мы - как один человек. Мне кажется, мы просто представляем разные стороны этого человека и поэтому отлично друг друга дополняем, потому что у нас иногда совершенно разные интересы, но, несмотря на это, мы всегда под одним общим знаменателем.”

Том думает, что Биллу все-таки не повезло с таким тупым близнецом, потому что это Том сказал полгода назад. Но тот самый смысл до него доходит только сейчас.

***

Когда Билл встречает его в дверях и вешает куртку в шкаф, а потом аккуратно ставит кроссовки в угол, Том начинает подозревать, что здесь замешано не только желание отдать кому-нибудь контроль.
Когда Билл на весах отмеряет количество зелени в салат Тому – мысль оформляется четче.
Когда Билл, неосознанно, прикрывает глаза и счастливо улыбается в ответ на похвалу Тома – Том уверяется в этом окончательно.

Билл получил шанс доставить близнецу все возможное удовольствие, не поступаясь своей болезненно обостренной гордостью, и Том беседует со стаканом вискаря ночью на кухне, пока Билл спит, рассуждая вслух о том, сколько же лет младший держал это в себе.

Билл ни разу не тормозит Тома, и уж тем более не останавливает его, выполняя любое пожелание старшего – внимательно и абсолютно, и Том напоминает себе не поддаваться самому распространенному желанию Доминанта – перейти грань. Осознание такой концентрированной в его руках, хоть и на ограниченное время, власти, и ощущение желания Билла доставить ему удовольствие любой ценой - даже передачи контроля над собой, опьяняет его. И Тому постоянно кажется, что он дает Биллу намного меньше.

***

Они уже полчаса как пьют текилу, забив на лайм и соль, и Тома пробивает на откровения. Он подозревает, что Билл специально все это замутил, чтобы разговорить его, - видит же, что Том слишком задумчив в последнее время, а вывалить все, что у него на душе, просто так Том не может. И он даже благодарен младшему за первый шаг.

- Я даю тебе недостаточно, - говорит Том, и Билл понимает, что все намного серьезнее, чем он предполагал. – Я даю тебе меньше, чем ты мне, но я не знаю, что делать, Билл.

Билл удивленно подкуривает две сигареты и протягивает одну брату.

- Я, правда, очень долго думал об этом, но не представляю, что я могу сделать, прости меня, - виноватый голос старшего не дает Биллу думать долго.
Точнее, позволяет ему решиться почти сразу.

- Ты хочешь дать мне больше? – Билл пристально смотрит ему в глаза, и Том на секунду даже не уверен, что он доминант по праву.
Он кивает, не отводя взгляд и искренне ожидая ответа.

- Тогда просто дай больше, - тон Билла жесткий ровно настолько, чтобы старший не вздумал начать возражать. – Дай мне еще больше, Том, ты понимаешь, о чем я. Пойдем дальше, - говорит Билл, у него совершенно трезвый голос, и Том понимает, что и сам соображает ясно.
- Ты имеешь в виду…
- Ты сам говорил – отдать контроль на сто процентов. Так не давай сейчас задний ход, Том. Помоги мне. Я хочу, - Билл произносит ключевые слова, и Том понимает, что уже согласен.

А еще он понимает, что Билл снова не до конца с ним откровенен, и дело тут не только в желании прекратить все контролировать хоть ненадолго.

***

- Мне нравится ощущать себя поставленным в положение, в котором я полностью лишен возможности использовать свои, знаешь, привычные способы влияния на тебя – большие жалобные глаза младшего брата, шантаж, мой коронный тон, ну ты понимаешь, о чем я. Я принимаю ту роль, которую мы выбрали – которую ты выбрал, и будто бы существую только для твоего удобства или удовольствия.

Билл говорит медленно, не глядя на Тома. У него отсутствующий взгляд, будто бы он глубоко в себе. И Том молчит, боясь спугнуть момент откровенности.

- Это даёт ощущение странной свободы, свободы от ответственности за мои действия – я не выбираю, не раздумываю, как мне себя вести, я просто делаю то, что ты мне говоришь. Меня заводит такое беспомощное положение. С меня нет никого спроса – и это как освобождение, понимаешь? Не нужно беспокоиться о своём эго или гордости, или в принципе оценивать происходящее. Всё, что требуется - это подчинение.

У Тома кружится голова. Сегодня, видимо, его второй день рождения, потому что он второй раз получает лучший подарок в своей жизни – на этот раз в самом буквальном смысле.

- Когда мы… играем, я передаю все свои права и потребности тебе. Я полностью под твоим контролем. У меня нет голоса, нет обычных эмоций – нашей фирменной гордости, раздражения или остатков стыда. Я ничего не решаю, и я свободен, понимаешь?

Том понимает и гладит кончиками пальцев тату на предплечье брата.

***

Том едва ли не впервые едет на встречу с потенциальными партнерами один, без серьезной на то причины.

То есть, не так. Приказ Тома – причина, несомненно, самая серьезная, но исключительно для них двоих, и Билл не знает, как старший будет объяснять его отсутствие партнерам. Его это, в общем-то, и не волнует – это забота Тома и ответственность Тома тоже. Билл чувствует, как при мысли об этом у него сладко перехватывает горло.

Том гладит обнаженного Билла за ухом, говорит “Жди меня здесь” и оставляет его на кресле в коридоре. Вряд ли он имел в виду именно кресло, но Билл сидит в нем уже третий час, и слегка унизительное осознание собственного беспрекословного послушания заставляет его кусать губы и плотнее сжимать колени.

Он представляет реакцию Тома; когда тот увидит его на том же самом месте, где и оставил, спустя три часа, ждущего его; Билл знает, что Тому понравится, и это понимание стоит затекшей поясницы, ноющих плеч, прохладных мурашек на коже и невыносимого желания покурить.

Том возвращается через четыре с половиной часа, и за это время Билл покинул кресло один раз на две минуты. Он настолько подробно изучил рисунок на стене напротив, что это ввело в состояние почти транса. Билл бы с трудом мог сказать, сколько времени он провел в коридоре, он уже слабо соображает в принципе. Единственная мысль, которая крутилась в голове на протяжении всех четырех часов, единственное оставшееся желание - дождаться Тома. И когда брат заходит в квартиру, Биллу кажется, что это сравнимо с явлением Христа народу.

Сочетание собственной наготы и его почти делового стиля кружит Биллу голову. Ему хочется сползти к его ногам, сесть на полу и целовать его руки. И чтобы он не останавливал его приказами о чем-то другом, а просто смотрел, пока Билл не ляжет щекой на его ладонь.

Но Билл знает правила и стоит недвижно, пока Том гладит счастливо льнущих к нему собак и снимает обувь. Билл послушно смотрит в пол, когда Том подходит к нему и треплет волосы. Так же, как собакам минуту назад.

- Пойдем на кухню, - зовет он, и Билл сдерживается, чтобы не побежать наперегонки с собаками. Ведь Том целует в нос прибежавшую первой.

***

URL
2012-01-21 в 22:03 

Неделю спустя консьерж машет ему, подзывая к своей стойке, и Том предвкушающе улыбается – это означает хорошие новости.
- Все квартиры на вашем этаже сегодня свободны, и этажом выше тоже, - мужчина подмигивает Тому, и тот передает ему купюру.
Том не знает, что думает о них консьерж, и его это не особо интересует. Главное – соседей сегодня нет, а значит, вся ночь их, как кстати.

Том думает, что стоит наказать Билла за трехчасовой разговор с Йостом во время вчерашней игры. Да, его не было дома, но это не повод реагировать на звонок, тем более указания были вполне однозначны. Да, они обсуждали новый альбом, каких-то партнеров, концепции, чьи-то идеи, но Том точно знает, что окно скайпа с таймингом этого разговора было оставлено на экране лэптопа не случайно. Билл хочет наказания? За Томом не заржавеет.

Он велит Биллу ждать его на балконе. Им обоим нужно немного времени, чтобы переключиться. Том неторопливо курит на кухне, давая брату время, он пьет вино, не позволяя себе более крепкое спиртное – сейчас он отвечает за двоих. Его контроль нужен им обоим.

Сложно представить, что когда-то было по-другому. Сложно поверить, что этого всего раньше не было.

Том закрывает глаза и медленно выдыхает, переходя в нужное – самое естественное – состояние.

Билл ждет его. Без майки, на коленях, с покорно опущенной головой и, Том уверен, уже возбужденный от самой ситуации. Он не поворачивается и даже не вздрагивает, когда Том прикрывает за собой дверь на балкон, но спина напряглась, и плечи немного приподнялись – услышал.
Он не поднимает взгляд, когда Том ненадолго склоняется над ним. Он послушно смотрит в пол, когда Том касается его плеч. Руки старшего горячие, и по спине бегут мурашки, но Билл не шевелится, подавляя желание вжаться в ладони.

Том обходит его вокруг, движется медленно, оглядывая Билла – сильную спину, сведенные лопатки, изгиб поясницы, подрагивающие пальцы, сжимающие предплечья.

- Я полагаю, ты понимаешь, что ты сделал неправильно, Билл? – его голос холоден и тверд, и Билл вздрагивает поначалу.
Он молчит – говорить ему сегодня не позволено без четкого разрешения.

- Я дал тебе предельно ясные указания – что ты можешь делать в мое отсутствие, а что нет, - Том крепко держит подбородок Билла и задирает ему голову, вынуждая смотреть в глаза. Но Билл не поднимает ресницы – и это тоже запрещено.

- Ты можешь пояснить мне свои действия, Билл? Говори.

Том сильнее сжимает пальцы и делает шаг вперед. Билл упирается грудью в его колено, вытягивая шею, запрокидывая голову, повинуясь сильной руке.

- Я не хотел, - голос прерывается, и Том недовольно хмурится.

- Я бы не сказал, что меня удовлетворило такое объяснение, - Том отдергивает руку, и Билл снова опускает голову, прикрывая глаза. – Ты не понимаешь на словах – придется объяснить доступнее.

Том расстегивает ремень неторопливо – это как разрезать красную ленту на открытии охуенно важного объекта. Все только начинается.

Он держит Билла за волосы, запрокидывая ему голову снова. Пряжка звякает, и Билл распахивает глаза, нервно косясь на ремень. Он выглядит виноватым, слегка напуганным и очень… заведенным. Том позволяет себе не сдержаться – отпускает волосы Билла и обхватывает его член, прямо через ткань. Билл сдавленно стонет, ощущение болезненно-сладкое, и он отстраняется, а затем жадно толкается навстречу, но Том почти прикасается ртом к его рту, спокойно сообщая:

– Дернешься еще раз, и я привяжу тебя к ограде на улице на всю ночь. Голым. Хочешь порадовать соседей наутро, а, Билл?

Пряжка ремня холодит подбородок, когда Том приподнимает ему голову, заглядывая в глаза.

Билл с силой выдыхает носом, его ресницы дрожат, и Том видит, как темное влажное пятно на белых боксерах расплывается шире.
Ну кто бы сомневался. Они же будут смотреть. Они будут знать, кто это сделал. И они будут видеть, что Билл совсем не против, когда он послушно на поводке пойдет с ним в дом, если Том решит, что уже достаточно. Все будут смотреть. Мой маленький эксгибиционист.

Но то, что может дать ему Том, – намного лучше, поэтому Билл слушается. Он не кивает, не отвечает, только на секунду опускает веки, соглашаясь и не шевелясь.

Он уже течет, там, внизу, и Том хочет это видеть.
Том опускает ремень и дергает трусы Билла ниже.
Футболка младшего уже вся мокрая, волосы слиплись и отяжелели от пота, крылья носа подрагивают на каждом выдохе, но он послушно не двигается, несмотря на то, что Том дрочит ему грубо и сильно.

Когда у Билла закрываются глаза и вырывается неконтролируемый всхлип, Том прекращает движение.

- Пожалуйста! – вскрикивает Билл, и широко распахивает глаза от удара по бедру. Том точен, отмеряя расстояние до паха.

Второй удар, Билл почти счастливо стонет и получает звонкую пощечину.
-По-моему, ты не совсем меня понял, - сухо говорит Том, складывая ремень вдвое и заходя брату за спину.

Билл кусает губы, его кадык дергается – он напряженно сглатывает. И будь Том проклят, если член Билла не дергается сейчас тоже. Он легко толкает брата в плечо, вынуждая опереться на ладони, быстро оглаживает шею и опускается на корточки за его спиной.

Он шлепает Билла открытой ладонью пару раз – чувствительно, разогревая, подготавливая, а потом отстраняется и отточенным движением замахивается ремнем. После первого звонкого удара по заднице Билл шумно выдыхает. После пятого – низко стонет. На его шее от напряжения проступают все вены – он послушно пытается не запрокинуть голову. После десятого удара он начинает что-то бессвязно шептать, и Том придвигается ближе, чтобы расслышать:

– Том… пожалуйста… я не буду. Я больше не… честно, Том… пожалуйста, Том-Том-Том, пожалуйста!

Том добавляет еще пару ударов, чуть ниже, где кожа чувствительней, и Билла безостановочно пробирает крупная дрожь, он упирается лбом в предплечье, дышит рвано и хрипло. Том знает, что это край, после которого Билла нельзя долго держать.

Три движения – и Билла протряхивает до кончиков пальцев ног, он кончает, запрокинув голову, выставив Тому сильную шею и острый кадык. Он орет так, что Том хвалит себя за предусмотрительно прикормленного консьержа.

Он гладит Билла по голове, проводя через оргазм и последние судороги, успокаивая. Когда Билл затихает, Том откладывает ремень и кладет любрикант на пол перед ним.
- Подготовь себя, - приказывает он и выходит с балкона.

URL
2012-01-21 в 22:06 

Иногда физическое воздействие более доходчиво, чем слова.
Том готовит то, что должно помочь Биллу уяснить все, до последнего слова, - кляп и флоггер.
Потеря контроля означает риск, и баз абсолютного доверия Доминанту испытание будет слишком жестким. Беззащитность – и все в сессии призвано напомнить об этом.

- Ну что, Билл, займемся повторением пройденного?

Том демонстративно раскладывает девайсы на столике, слушая мгновенно потяжелевшее дыхание Билла.

- Открывай рот, детка, - Том ласково обводит скулу, вкладывая шарик в рот близнецу. Он большой, сглатывать слюну станет просто невозможно, и тогда она будет стекать по подбородку, вниз по шее, похабно поблескивая вокруг рта.

- Встань, - командует Том, - руки за спину.

Тому никогда не надоест торопливая готовность, с которой Билл выполняет приказы. Он скользит пальцами по его запястьям, стягивая их ремнем. Билл гнет спину, выставляя зад, неосознанно, инстинктивно, и Том даже не может наказать его за это.

Том облизывает пальцы и трет соски, похабно, откровенно, грубо их выкручивает, с любопытством наблюдая за Биллом, и тот глухо стонет, по нарастающей, все громче, орал бы уже, если б не кляп.
Том осторожно тянет за сережки, и Билла пробивает дрожью предвкушения. Том хмыкает, глядя на напряженные мышцы ног брата, и прокручивает колечки в пальцах. Он оттягивает их на себя, вертит в ловких пальцах, снова тянет, и Билл мучительно краснеет от его игры. Это выглядит унизительно, Том ведет себя с ним, как с игрушкой, чуть отстраненно, с легким интересом, почти равнодушно, и, блядь, кажется, Билл течет снова.

- На колени.
Том оглаживает его спину кожаным флоггером с тонкими хвостами. Он не дает Биллу много времени подготовиться – удар следует почти сразу. Билл резко выдыхает и выгибает спину.
Том ударяет снова и снова, сильнее, резче, с оттягом, наблюдая, не отрываясь, как кожаные хвосты прикладываются к красной коже и отдергиваются по движению руки хозяина.
Поперечный удар, и Билл дергается особенно сильно, и Том рефлекторно смотрит на его пальцы. Если бы он зашел слишком далеко, Билл изобразил бы рок-н-ролльную козу – стоп-сигнал, выбранный самим Биллом в бесконечной иронии над самим собой. Ладони стиснуты в кулаки, и Том одобрительно гладит горящую огнем спину хвостом плети.

Он понимает, что сейчас – один из самых сложных моментов за всю игру. Крайнее, максимальное ощущение своей полной власти, пробуждение первобытной жестокости, нестерпимое желание следовать инстинктам – сделать еще больнее, смять, сжать, сломать, пока оно здесь, покорное, скованное, твое.
Том ведет пальцами по спине, с нажимом, чуть сгибает их, царапает ногтями горячую кожу, сжимает пальцы крепче, кусает за лопатку, держа себя в руках тем самым усилием воли, которое отличает Доминанта от банального садиста.

- Еще хочешь? – холодно интересуется он у Билла, приподнимая рукояткой плети его подбородок.
Билл мычит что-то согласное, его глаза затуманены, и Том шипит сквозь зубы, становясь в позицию и замахиваясь снова. Сильнее, еще и еще.

Билл скулит, хрипит, надсадно стонет сквозь стиснутые на шарике зубы, он почти рычит, сжимая пальцы до побелевших костяшек. Его трясет так, что кажется, он может рухнуть на пол в любой момент.
Том тревожно смотрит на его пальцы. Ну давай, не терпи, раз не можешь. Рожки, приветствие дьявола, рок-н-ролл, мизинец и указательный, блядь, - ты соображаешь еще для этого?
У Билла по лицу текут слезы, но он молчит, не завершая сессию.

Том вздергивает его на ноги, разворачивает к себе лицом и обхватывает член рукой, держа его, как ручку, крепко, неподвижно. Билл дергает бедрами вперед, вверх, всхлипывает, хочет, хочет и стискивает челюсти крепче.
Том садится на стул и тянет Билла на себя, на колени, расстегивает кляп и вылизывает рот брата, пересохшие губы, широкими движениями, на секунду не сдерживаясь.

Но через мгновение он снова держит себя в руках, сдвигая Билла, устраивая его на себе, как поправляют рубашку, чтобы удобнее сидела. Он приподнимает его, расстегивая свои джинсы и притираясь своим членом к нему, горячо и мокро.
Билл ерзает на нем, нетерпеливо, жадно, жмурится и облизывается, постанывая тихо и надсадно, сам того не замечая. Том толкается в него жестче, внимательно наблюдая за лицом.

- Пожалуйста… ну же, Том… пожалуйста… давай-давай-давай, Том, давай же…
Билл шепчет неразборчиво, сбивчиво, и Том сжимает пальцы, останавливая его почти незаметное движение.

- Билл, - жестко зовет он, и Билл моментально распахивает глаза, замирая и глядя на него.
Он реагирует на такой голос Тома в любом состоянии однозначно.

- Попроси меня, - почти лениво говорит Том, и Билл вспыхивает, со свистом втягивая воздух. Том лишь чуть прищуривается – попал, десять из десяти, Том, браво.

Тихий голос Билла срывается в высокие тона на первый раз:
- Трахни меня.

Том хмыкает, качая головой. Ты же не думал, что отделаешься так легко?
- Громче, - он мнет задницу Билла, соскальзывая средними пальцами, и он чувствует, как брат сжимается. – Громче, детка, давай, проси.
- Трахни меня, – Билл тяжело дышит, в голове отчаянно пусто, он не думает ни о том, что они на открытом балконе, ни о том, что вокруг ночная чуткая тишина и городское эхо, ни о том, что любопытные и бдительные соседи могут выглянуть на шум, особенно на такой шум, в любой момент.

Том вставляет ему пальцы, средний и указательный, дышит горячо в шею, грубо растягивает, и Билл всхлипывает, роняя голову ему на плечо.
- Пожалуйста, - голос дрожит, но этого все еще недостаточно, и Том смотрит ему в глаза, удерживая за волосы, потому что сам Билл уже не в состоянии, негромко приказывая:
- Громче, Билл. Чтобы все услышали.
Билл дергается, в паху горячо скручивает, и он кусает губы до крови.

Ведь стоит только представить, что все видят, как любопытные соседи выглядывают со своих балконов, как на них смотрят из окон дома напротив, что это слышат даже там, внизу, как видят его, потерявшего голову, обезумевшего от желания, не соображающего ничего – да это и не нужно, послушного любым приказам старшего, не смеющего да и не желающего возразить ни единому его слову. Он лишен любого контроля, не отвечает за происходящее, все, для чего он сейчас нужен, на что способен, и что ему разрешено - доставлять удовольствие Хозяину.

- Трахни меня! – Билл почти воет, подчиняясь, и истеричные интонации в его голосе, которые так любит Том, заставляют его самого стиснуть зубы.
Том насаживает его на себя одним плавным движением. Вот так, сжимая пальцами горящую огнем, выпоротую задницу, натягивая на себя Билла и с силой толкая его вверх.
Том долбится нещадно, жестко, почти грубо, чувствуя, что оргазм уже бьет в голову, как порция хорошего вискаря залпом.
Он замедляется и тянется к сведенным запястьям Билла, одним движением расстегивая ремень.
– Давай, Билл, – шепчет Том, балансируя у самого края, уже почти, почти кончая.
И когда Билл, одной рукой сцепившись старшему в плечо, второй стискивает себя и доводит до края, Том прижимается к нему, чувствует губами его вибрирующее криком горло и отпускает себя.

***

Потом Том держит его в руках, обессилевшего и слабо стонущего, гладит по дрожащей спине.

- Том… ты… ты… - Билл пытается что-то сказать, но дыхание безнадежно сбито, и Том прижимается губами к его уху:
- Тише, тише, все хорошо. Молчи и дыши.

Они сидят так ровно столько, чтобы Билл пришел в себя и его дыхание выровнялось, и Том сразу поднимает их обоих. Игру нужно довести до конца.
Но Билл нерешительно касается его запястья, глядя в пол.
-Билл? – Том вопросительно приподнимает бровь, и Билл слышит разрешение в его интонации – говорить, делать.

Он шагает ближе к нему, трется щекой о его плечо, тянет ладонь к губам, целует костяшки пальцев. Он – охуеть можно – почти застенчиво смотрит старшему в глаза, и это после всего…
- Спасибо, Хозяин, - шепчет он, и в его голосе благодарность и почти благоговение.

Том думает, что готов собственноручно закинуть население пары стран в биореактор за эти два слова.

***

URL
2012-01-21 в 22:19 

Том сонно потягивается и шарит рукой по кровати, слева от себя. Постель уже холодная, там никого нет, и jy недоумевающе открывает глаза, приподнимаясь.

- Доброе утро.
Том удивленно приподнимает бровь, оборачиваясь: Билл стоит на коленях у постели с его стороны, опустив голову. Взгляд Тома падает на его шею, и он понимающе улыбается. Так вот в чем дело.
Ошейник все еще на Билле, Том вчера не снял его. А Билл не осмелился напоминать. Или не захотел.
- Хороший, послушный мальчик, - Том ласково взъерошивает своему любимцу волосы.

У него синяки на бедрах и запястьях, губы искусаны, и под глазами залегла легкая тень, но Том тем самым их общим шестым чувством ощущает, что брату хорошо; он ловит удовольствие Билла, его благодарность и... готовность. Вчера, значит, не хватило, думает Том, нет проблем.

Спустя пару часов звонок, а затем и громкий стук в дверь оказываются совершенной неожиданностью. Они релаксируют оба под бормотание телевизора, который по сути никому и не нужен сейчас. Том развалился на диване, широко раздвинув колени, а Билл сидит на полу у его ног, мягко уложив голову на бедро, подставляясь под ласковые руки. Том то и дело ловит себя на том, что взгляд соскальзывает от экрана к младшему. Тот почти незаметно трется щекой о брата, ловя хорошее настроение старшего, нежится под его лаской, и выглядит настолько умиротворенно и спокойно, что Том не может сдержать счастливую улыбку – он справился. Он перебирает его волосы, чешет за ухом, поглаживает горло под ошейником, и Билл почти мурлычет, жмурясь.
Кто бы ни был за дверью – сгори в аду, ты так невовремя.

- Знаете, чуваки, я, как человек тонкой душевной организации, таких муток просто не понимаю. Приехали же вы хер пойми когда, чо заперлись дома и молчите? Ну не охуели ли?
Энди возмущенно размахивает руками, занимая сразу очень много места. Билл выглядит слегка ошеломленным, будто его только что вернули обратно на Землю после года на Марсе, пока друг разваливается на диване, продолжая что-то рассказывать.

Выкинуть его за дверь, при всем желании, нельзя – единственный лучший друг, как никак, и Тому – от отчаяния, не иначе – приходит в голову смелая мысль. Рано или поздно, в любом случае пришлось бы.
Том ловит взгляд брата и кивает на Энди, приподняв брови. Билл понимает его сразу. Он явно колеблется, кидает быстрые взгляды на друга, кусает губы, а потом решается - смотрит Тому в глаза и покорно опускает голову. Я приму твой выбор. Том улыбается.

- Энди, пиво и боевик? – привычно предлагает он, загружая DVD.
- Культурная программа у нас всегда одна, - пожимает плечами Андреас. – Давай.
Том загружает меню диска и выбирает язык.

- Принеси пива, Билл, - бросает Том, - две бутылки.

Энди удивленно выгибает бровь.
- Это ты кого обделил?
- Билл не будет, - невозмутимо отвечает Том, разбираясь в настройках DVD.

Энди хмурится, пытаясь понять, что так настойчиво его смущает во всей этой ситуации. Если Билл решил не пить, то зачем Том напоминает ему о двух бутылках? Если это решил Том, то почему молчит Билл?

- Билл, - кричит Том вслед, - и чипсы. Две пачки.
- Том… - Энди мнется, подбирая слова, но они упорно не находятся. Да и что тут спросишь? Почему мне кажется странным происходящее? У тебя паранойя, Андреас, еще что-то?

Билл, кладет чипсы на столик, ставит открытую бутылку перед Энди, подходит к Тому, присаживается рядом и протягивает ему вторую. Том кивает, не глядя на него, и переключает что-то в настройках языка.
А Билл рядом почти на коленях держит его бутылку, разглядывая что-то на полу.

А Том копается в настройках.

А Билл почти на коленях. Держит его пиво. Рассматривая…
Энди всматривается в его глаза. Господи. Ебаный. Нахуй.
…склонив перед ним голову.

А Том копается в настройках.

Энди смотрит внимательней и видит красные полосы между майкой и шортами. Видит чуть стертую кожу на запястьях Билла. Видит отточенность его позы. Понимает, что ошейник не забыли снять случайно. Энди громко глотает пиво.

Энди всегда считал себя человеком сдержанным. Он не роняет бутылку, когда постигает ситуацию целиком. Он не издает никаких странных звуков, как в фильмах. Он не вскакивает в шоке и не сыплет обвинениями.
Он вытаращился на близнецов круглыми глазами, и Том, словно чувствуя его взгляд, оборачивается. Он даже не смотрит на Билла, чтобы узнать, что так удивило Энди, - он знает.
Том хмыкает и отворачивается к DVD снова.

Энди с усилием моргает. Картинка перед глазами срабатывает словно катализатором, и он припоминает все близнецовые странности, которые сейчас так понятны.
И Энди понимает, что ему позволили это увидеть. Доверие – левел ап, и ход сейчас за ним.
- Так вы тут это… типа вдвоем? – интересуется он, оглядываясь по сторонам и отчаянно придумывая тему для разговора.

- Энди, - зовет Том, и в его голосе снисходительная насмешка над очевидным дискомфортом друга, - посмотри уже на меня, Энди.
И тот не может не повернуться к нему, потому что Том ну очень убедителен, когда хочет.

- Мы вместе, Энди, - говорит Том, внимательно глядя ему в глаза и ловя его реакцию. Краем глаза Энди видит, что Билл тоже поднимает голову, всматриваясь в него.

И Энди инстинктивно нащупывает правильную линию поведения. Да и не так уж неожиданно это, в конце концов.
- Ха, Том, если ты пытался меня удивить – попытка позорно слита. Нашел, чем шокировать, - хмыкает он, не отводя взгляда от Томовых глаз.

Да, он всегда лучше общался с Биллом, но Энди правильно улавливает, что здесь происходит – и не в последнюю очередь именно потому, что он лучший друг Билла. И он даже не смотрит на Билла, отвечая Тому. Решая вопрос о Томе и Билле с Томом. И Тома заверяя, что все окей относительно их двоих. Не учитывая мнения Билла и не заботясь о его мнении сейчас в принципе. Не вешая на Билла груз решения, что делать и как себя вести с ним в дальнейшем. Все сейчас решит Том.

Том ухмыляется уже совершенно спокойно в своей развязной манере и кидает Андреасу пульт.
- Круто, что тогда, в школе, Билл случайно попал баскетбольным мячом в голову именно тебе.

Энди фыркает, припоминая историю их знакомства, а Билл улыбается, вновь опуская голову, стоя за спиной старшего на коленях.

Fin

URL
2012-01-21 в 22:47 

Sherriss
скипетром по лбу, короной - по зубам, а плаха - финальным аргументом
ай кэнт бэлив :gigi:
чуть позже с меня отзыв :gigi:

2012-01-21 в 22:49 

Sherriss, ин шок майсэлф :lol: дбз)))

URL
   

Twins Fest

главная